Часть 3

Главная > Хроника событий > Часть 3

Хроника событий с 3 по 10 ноября 1941-го. Район Алексина.

Дивизия Короткова прочно закрепилась по правому берегу Оки. Кроме этого, еще и река, как естественная преграда, сдерживала немцев. Форсирование рек всегда сопровождается большими потерями, поэтому они не спешили. Правда, ниже города они попытались было форсировать ее силами до одного батальона, но были отбиты, как говорили в дивизии, «искупали немца». Скорее всего, это была разведка боем, нежели серьезная операция. Между берегами по-прежнему идет интенсивная артиллерийская дуэль. Причем наши артиллеристы были лучше. Вот наглядная картинка из рассказа очевидца тех событий Б.В. Никитина. В их доме, на краю Петровского, немцы оборудовали наблюдательный пункт (НП) и смотрели в стереотрубу на деревню Щукино. Так вот наши «боги войны», видимо, по блику засекли этот немецкий НП, и сделали с противоположного берега всего три выстрела. И все три снаряда легли точно возле этого дома. Поразительная точность! Стекла в доме были выбиты, стереотруба опрокинута, несколько немцев было ранено, правда и нашего рассказчика тогда чуть не убило. Кстати, забегая вперед, хочется сказать, что этот артполк в декабре станет первым гвардейским легким артиллерийским полком во всей Красной Армии, задолго до того, как присвоят звание гвардейской всей дивизии.

Тем временем у немцев на том берегу произошла перегруппировка сил. Теперь непосредственно перед городом осталась одна 52-я пехотная дивизия, прежнюю 260-ю дивизию, которая билась с 843-м полком на окраинах Петровки и Мышеги, отвели и перебросили под Серпухов. Там по иронии судьбы она вновь столкнется со своим «старым знакомым» 843-м полком майора Артемьева. Напомню, что с конца октября этот полк Артемьева из 238-й дивизии, усиленный гаубичным артполком, участвует в контрнаступлении под Серпуховом. Разутый и раздетый, с винтовками 1891 года образца и неисправными автоматами полк воюет в составе 5-й гвардейской дивизии. Но, судя по документам, командир этой дивизии полковник Миронов остался недоволен действиями полка и лично майора Артемьева. Опять что-то не заладилось во взаимоотношениях командиров. Как бы там ни было, к 9 ноября полк был выведен из боя, сменен и отправлен «домой», к Алексину. Все это время остальные два стрелковых полка 238-й дивизии удерживали свой непомерно растянутый фронт, который впору держать целой армией, а не одной стрелковой дивизией.

Приближалось 7 ноября, очередная годовщина Октября. В войсках спешно готовились к контрнаступлению. Кому-то очень хотелось браво отрапортовать наверх, что, дескать, вот вам подарок к празднику: отбили у врагов такой-то и такой-то населенный пункт. Глядишь и к званию или ордену представят, да и начальство порадовать всегда хочется. Сколько же погибло наших солдат под эти празднички! Нужно ли были эти деревушки, отбитые такой ценой, с точки зрения тактики-стратегии или просто здравого смысла? Под октябрьские получил распоряжение командования дивизии и командир 837-го полка полковник Швец: в ночь на 8 ноября ликвидировать противника в Борисово – Ломинцево. Об этом ночном бое ни слова ни сказано в Журнале боевых действий 238-й дивизии, об этом бое не обмолвился ни один из ветеранов-биографов дивизии. О том, что он все-таки был, и о том, как он печально закончился, говорят лишь длинный список безвозвратных потерь, в которых в графе «место смерти» написано «деревня Борисово», старожилы этой деревни, скупая строка приказа по 49-й армии от 3 декабря 1941 года, да поисковики, которые до сих пор поднимают там останки бойцов. Тем не менее, бой в ночь с 7 на 8 ноября был и со слов местных жителей–очевидцев тех событий проходил так. Немцы заняли Борисово числа 4 ноября и тут же закрепились по периметру деревни: избы на окраинах превратили в пулеметные гнезда, на огородах нарыли окопов полного профиля, выставили посты и т.д. Немцы, надо отдать им должное, вообще-то не ленились на счет обороны, и воевали они очень грамотно. Как потом расскажут местным жителям пленные красноармейцы, атака должна была начаться в час ночи, но накануне, перед боем, им, красноармейцам, выдали «наркомовские» 100 грамм , и так уж получилось, что они выпили и проспали. Вместо часа ночи пошли в атаку в 4 часа утра. Как-то по-русски все получилось. Наступали со стороны деревни Болото и нашим удалось скрытно, по оврагу, подойти к самому Борисову, но тут их обнаружили немцы и накрыли плотным минометным огнем. Говорят, наши бойцы дважды ходили в атаку, кричали «ура!», но оба раза немцы их били минами и пулеметным огнем. Атака захлебнулась, и наши, понеся большие потери, отступили. 22 человека немцы взяли в плен. Они-то и рассказали местным жителям, как все было. Итогом этого контрнаступления стал пункт № 4 Приказа войскам 49-й армии от 3 декабря 1941 г . № ОП/ 41, который гласил: «Командира 837 СП полковника Швец за паническое бегство полка, в результате которого было брошено на поле боя оружие, теплое обмундирование и погибло свыше 150 красноармейцев и командиров, за невыполнение боевого распоряжение командования дивизии по ликвидации противника в д. Борисово-Ломинцево от должности отстранить и предать суду Военного трибунала». Так кончился первый опыт наступательной операции для 837-го полка, но не за горами уже декабрь, когда те же самые солдаты, пройдя страшную, суровую школу военной науки, сами погонят немцев, и теперь уж они будут панически бежать, бросая оружие и обмундирование.

Теперь перенесемся на юг Алексинского района. Там тоже дела складывались в рассматриваемое нами время не в нашу пользу.

50-й армии все же удалось вовремя закрыть опасную брешь южнее Суходола. К 6 ноября рубеж Никулинские выселки – Большое Конино – Кетри заняла переброшенная из Тулы 258-я стрелковая дивизия. Слева от нее, растянув свой и так непомерно длинный фронт, расположился отряд 194-й дивизии Сиязова. Новая линия обороны легла почти по современной границе нашего и Ленинского районов. Но тут необходимо сделать пояснение: хотя мы и называем эти воинские соединения «дивизия», которые по штату должны иметь порядка 12 тысяч человек, но на деле это было далеко не так. Личный состав, например, 258-й стрелковой дивизии на 10 ноября насчитывал всего 821 человека, меньше полка. Это была воинская часть, которая, как и 194-я дивизия, испытала все трудности и лишения брянского окружения. Исполнял дела командира этой дивизии на тот момент подполковник Андрей Яковлевич Веденин, кстати, будущий генерал и комендант Кремля. Таким образом, на территории Алексинского района пролег стык не только двух дивизий, но и двух армий, которые до 10 ноября, принадлежали двум разным фронтам (см. схему). Этим обстоятельством и решили воспользоваться немцы. Дело в том, что стык двух соединений - всегда слабое место в обороне. Между соседями часто возникают какое-нибудь недопонимание, и связь не так прочно налажена, пока каждая из сторон запросит разрешение на действие у своих командиров, на это все нужно время. Немцы это прекрасно знали, поэтому чаще всего они наносили удары именно в стык между боевыми соединениями. Так они поступили и сейчас, тем более, что этот стык лежал в направлении Бизюкино – Суходол, в самом кратчайшем месте для выхода на шоссе Москва – Тула. В течение нескольких дней немецкие разведчики из 31-й пехотной дивизии 43-го армейского корпуса сумели нащупать это слабое место. Немцы скрытно от наших разведчиков сосредоточили войска в районе Колюпаново, Торжко, Поповка и внезапно 10 ноября ударили по направлению Спас-Конино – Суходол. Эта атака застает врасплох наш сводный отряд из 238-й дивизии. Старожилы вспоминают, как метались по деревне сонные красноармейцы, как пытались куда-то дозвониться, но провода уже были перерезаны. Немцы стремительным броском уходят все дальше в прорыв. Противник занимает Клешню, Спас-Конино, Никулино, Пронино. Этим внезапным и мощным ударом в первые же часы боя были разгромлены 3-й батальон приданного для усиления 288-го гвардейского стрелкового полка, 7-я рота 843-го полка, 1-й дивизион 693-го артполка. Одновременно с этим немцы нанесли отвлекающий удар по фронту соседней 258-й стрелковой дивизии на Конино, Ильино. Идут ожесточенные бои. Тем временем две другие немецкие дивизии: 131-я и 260-я скрытно сосредотачиваются на берегу реки Крушма, возле деревень Плешивка, Ломинцево, Борисово, Соколово, Вишняково, для удара по на нашему 837-у стрелковому полку.

автор Константин Гостюхин.
 Алексинский район. 1941. Хроника событий.: часть 1, часть 2, часть 3, часть 4, часть 5, часть 6, часть 7.