Часть 5

Главная > Хроника событий > Часть 5

 часть 5

это было в сорок первом.

Хроника событий с 27 по 3 декабря 1941-го. Район Алексина.

Короткая передышка закончилась: начиная с 27 ноября, бои развернулись с новой силой и почти на всем фронте 238-й дивизии. Немцы, накопив силы, рано утром 27 ноября перешли в наступление. Командование 238-й дивизии на этот раз было готово к такому развитию событий. Более того, оно даже угадала основное направление немецкого удара, хотя сделать это было непросто. Ока к тому времени уже встала, лед хотя и был еще не достаточно крепок, чтобы по нему могла двигаться тяжелая техника, но пехоту с легкими пушками он уже держал. Поэтому форсирование Оки на правом фланге дивизии могло начаться в любой момент и в любом месте. За оборону этого участка - от Айдарово до Алексина - отвечал наиболее свежий полк во всей дивизии, 830-й стрелковый полк майора Чижова. Но протяженность занимаемого полком участка была уж очень велика, а потому плотность войск здесь была низкая. Естественное решение – усилить полк за счет других, но это означало, что одновременно ослаблялся левый, еще более протяженный, фланг.

Усугубляло положение и то обстоятельство, что 24 ноября от дивизии забрали прикомандированный 288-й гвардейский стрелковый полк. 12 ноября этот полк под командованием полковника Кучмистого прибыл из 7-й гвардейской дивизии в распоряжение командира 238-й дивизии. За две недели сильных боев гвардейцы очень достойно показали себя на самом опасном Суходольском подучастке. Но при этом полк понес большие потери, достаточно вспомнить трагические события 10 ноября возле деревни Большое Бизюкино. В том страшном бою, который и боем-то трудно назвать, скорее, побоищем, застигнутый в врасплох 3-й батальон 288 гв. СП почти целиком попал в плен. Немцы тогда в суточном оперативном донесении по 43 армейскому корпусу сообщали: «10.11. захвачено: 1000 пленных, 25 орудий, 5 противотанковых пушек, 50 шт. тяжелого пехотного оружия, 7 бронемашин. Противнику нанесены тяжелые потери в живой силе». Даже если сделать поправку на обычное, свойственное военным, преувеличение собственных успехов и все эти цифры разделить пополам, то все равно получается, что наши потери тогда были очень большие.

Командование 238-й дивизии, видимо, предчувствуя скорое обострение обстановки, тянули со сменой 288-го полка, но делать нечего - приказ есть приказ - гвардейцы оставили занимаемые ими позиции и отправились в свою дивизию. А Короткову пришлось на левом фланге раздвигать свои и так уже донельзя растянутые полки. И все-таки штаб 238-й пришел к решению, что сам по себе Алексин для немцев не является стратегической целью, а вот шоссе Москва-Тула – это дело другое, только стоит его перерезать, как Тула сразу начнет задыхаться. Поэтому Коротков не тронул слева ни одного взвода, и отдал приказ как можно прочнее закрепиться на занимаемом рубеже Свинка-Епишково-Даниловка-Маньшино-Клешня-Никулино (см. схему).

Ранним морозным утром 27 ноября все взорвалось: началась мощная немецкая артподготовка, причем как слева, так и справа. Очевидцы вспоминают как десяток немецких самолетов, построив круг, совершенно безнаказанно бомбили город. Как же все-таки нашим было тяжело без поддержки с воздуха! Но первый свой удар немцы нанесли все же справа, по 830-му полку Чижова. После непродолжительной, но мощной артподготовки два батальона немцев из 163 пехотного полка форсировали реку и с захваченного плацдарма ударили в направлении Бунырево-Погиблово (теперь – Сосновка). Казалось бы, опять немцы нас переиграли, но не на этот раз. Это был лишь отвлекающий удар; основный, как и предполагали в 238-й, немцы нанесли силами 43 армейского корпуса по всему левому флангу и опять на Суходольском направлении. Печальный опыт предыдущих неудачных боев, особенно у деревни Щукино, видимо, сказался: наши встретили немцев мощным огнем с укрепленных огневых точек. И результат, как высокая похвала, - скупая строка из оперативной сводки № 165 главного командования сухопутных войск Вермахта от 27.11. : «Атаки 43 ак натолкнулись на упорное сопротивление противника, закрепившегося на хорошо оборудованных позициях» . Это первое уважительное упоминание врагами 238-й дивизии, до этого тон сообщений был несколько пренебрежительный. Примерно такой: « 14.11 неожиданной для противника ночной атакой силами 434-го пехотного полка была окружена 238-я стрелковая дивизия, взято в плен свыше 400 чел. и захвачено много трофеев». Это как раз про бой у деревни Щукино.

 

Несмотря на упорное сопротивление, немцы все же начали теснить наши войска. На правом фланге штурмовая группа немцев после получасового боя заняла Бунырево, окружив при этом 9-ю роту. Но не надолго: к полудню части 830-го полка восстановили положение. Они выбили немцев из Бунырево и отогнали их за реку. Показательна разница потерь из оперсводки № 4 штаба 830 полка от 28.11.41. Немцы: убито – 18 человек, ранено – 12. Наши потери: убито – 12 человек, ранено – 12, пропали без вести – 113. И опять, опять – огромное число без вести пропавших!

На левом фланге дела шли еще тяжелее: немцы заняли Свинку, Сурнево, Епишково, Даниловку, Ладерево, Маньшино, Теляково, Шипилово. Замысел противника окончательно прорисовался: он рвался в направлении Маньшино-Яшевка-Гурово к шоссе Москва-Тула. Все остальные удары носили как бы вспомогательный характер. На следующий день, 28 ноября, положение еще больше ухудшается: противник атакует Шелепино, Божениново и занимает их. Причем согласно традиционно-советской трактовки событий войны, Шелепино немцы стирают с лица земли бомбежками и огнем из шестиствольного миномета. Но по свидетельствам очевидцев Шелепино было сожжено дотла своими же отступающими частями. По-видимому, так все и было, т.к. на подобную ситуацию существовал приказ по 238-й дивизии от 19.11.41.: «При вынужденном отходе наших частей на том или ином участке уводить с собой советское население и обязательно уничтожать все без исключения населенные пункты, чтобы противник не мог их использовать» . Суровый, но, вероятно, необходимый в тех условиях приказ, но врать-то до сих пор зачем?

163 пехотный полк немцев все же добивается своего: в ночь на 28 ноября ему удается переправиться на восточный берег Оки. Сковав атакой нашу правофланговую роту в районе Айдарово, он стал развивать наступление на Коптево. Весь 830-й полк начинает отход от берега реки на рубеж Мясоедово-Карташевские выселки: Алексин оказывается практически окруженным. Оставшиеся в городе 2 батальона 830-го полка выходят из окружения по бору вдоль реки. 29 ноября 1941 года Алексин захвачен немцами. Из суточного оперативного донесения от 30.11.1941 г. по 43-му армейскому корпусу: «131 пд особенно отличилась при овладении городом АЛЕКСИН. В условиях сильных холодов, в упорных боях с недавно введенной в бой пополненной вражеской дивизией были захвачены полностью заминированный и подготовленный к взрыву город и местность к востоку от него. При этом было взято в плен 1100 чел., захвачено 14 легких орудий и 66 пулеметов. В ходе боев было извлечено 4390 мин» . Интересно, есть ли хоть доля правды в этом донесении и действительно готовили ли наши город к взрыву? Хотя, лично меня, в пользу утвердительного ответа склоняет уж очень точное количество мин. Может быть, кто-нибудь из читателей сможет пролить свет на эту темную историю?

 

Тем временем на помощь соседу приходит 258-я стрелковая дивизия. Командир этой дивизии полковник Сиязов подчиняет себе в оперативное управление части 238-й дивизии, находящихся на Суходольском боевом подучастке: батальон 843-го полка и роту автоматчиков. 30 ноября его усиленный 999-й полк с ротой танков (9 штук) 124-го танкового полка переходит в наступление на Маньшино. Одновременно с этим два других полка 258-й дивизии демонстрируют атаку на Бизюкино - Глебово. Батарея 23-го отдельного гвардейского минометного дивизиона, приданного дивизии, наносит огневой залп по Бизюкино и Маньшино. Контратака 999-го полка подполковника Веденина была блестяще исполнена: полк мощно пробил по фронту, а танки, тем временем зайдя с тыла, ударили сзади. И немец покатился; на его плечах «три девятки» стал быстро продвигаться вперед. К 14 часам он занял Маньшино, Гурово, Грибово и на этом рубеже закрепились. Одновременно части 238-й дивизии начали наступление с севера и выбили немцев из населенных пунктов Сеятель и Слободка. Таким образом, попытка врага прорваться на Московское шоссе была ликвидирована.

Командование 49-й армии было сильно обеспокоено сдачей Алексина и отступлением 238-й дивизии. Для ее усиления 30 ноября они направляют в распоряжение Короткова 586-й гвардейский стрелковый полк из состава 5-й гвардейской дивизии. Гвардейцы, прибыв на алексинский участок, занимают позиции у деревни Свиридово. 1 декабря полк подполковника Веденина предпринял атаку на Ладерево, но успеха не имел. 2 декабря 238-я дивизия вела наступательные бои с задачей овладения районами Божениново, Горяново, Свиридово, но также без особого успеха. Раздраженный неудачами Короткова командующий войсками 49-й армии генерал-лейтенант Захаркин издает 3 декабря разгромный приказ № ОП/41. (Я уже дважды цитировал этот приказ: первый раз в отношении полковника Швеца за бой у деревни Борисова и второй - по поводу боя у деревни Щукино). Вот еще избранные места из этого документа: «(…) Штаб 238 СД по-прежнему работает не организовано. Управление частями поставлено из рук вон плохо. Авторитетом в частях штаб дивизии пользуется слабым. Распоряжения штаба отдельными командирами частей не выполняются (Командир 837 СП полковник Швец). В самом штабе толкучка, полнейшая неорганизованность. Начальник штаба Махлиновский, комиссар штаба батальонный комиссар Попов примирились со всеми этими безобразиями и мер к ликвидации недочетов, кроме пустых заверений, не принимают. Полковник Махлиновский пьянствует. 23.11.41 г. будучи пьяным, не выполнил боевого задания по смене 288 ГСП. (…)

ПРИКАЗЫВАЮ:

  1. Командиру дивизии полковнику Короткову и комиссару дивизии ст. бат. комиссару т. Груданову за низкую требовательность к командирам и комиссарам частей, своему штабу, за слабое управление частями дивизии – ОБЪЯВЛЯЮ ВЫГОВОР.
  2. Начальника штаба дивизии полковника Махлиновского за пьянство и невыполнение боевого задания по смене 288 ГСП, за беспорядок и неорганизованность в работе штаба дивизии, за слабое руководство боевыми действиями частей, за низкую требовательность к работникам штаба и частей – от занимаемой должности ОТСТРАНИТЬ и возбудить ходатайство перед Военным Советом фронта о снижении его в военном звании и назначении на низшую должность. (…)»

Тяжелый приказ, и трудно сейчас говорить, насколько он объективен. Кстати, бывший начальник штаба 238-й дивизии полковник Виктор Львович Махлиновский потом будет командовать сводным отрядом под Серпуховом и, видимо, очень умело. Впоследствии он станет генерал-майором, будет командовать дивизиями и войдет как достойный сын своего народа в энциклопедию «Евреи в Великой Отечественной войне».

автор. Константин Гостюхин
Хроника событий, алексинский район, 1941: часть 1, часть 2, часть 3, часть 4, часть 5, часть 6, часть 7.